Три карты «московской Венеры»

Три карты «московской Венеры»
1 марта 1834 года повесть Александра Сергеевича Пушкина «Пиковая дама» вышла из печати и сразу же произвела настоящий фурор у читающей публики: не только по причине захватывающего полумистического сюжета, но еще и потому, что выведенные в ней персонажи имели реальных прототипов, в том числе людей, известных всему высшему свету.

А в образе главной героини, таинственной «старой графини», он вывел саму Наталью Петровну Голицыну! Ведь все знали, что именно ее называли в Париже «московской Венерой» и именно ей колдун Сен-Жермен открыл тайну трех беспроигрышных карт... Тайну, которую она сохранила до самой смерти.

Наталья Петровна Голицына, в девичестве Чернышова, родилась 17 января 1741 года в семье виднейшего русского дипломата графа Петра Григорьевича Чернышова. Род Чернышовых не был знатным, но был чрезвычайно богат. Дед Натальи Петровны, Григорий Петрович Чернышов, служил денщиком у Петра I, который выделял его и осыпал всяческими милостями. Поговаривали, что столь благожелательное отношение началось после того, как царь выдал замуж за своего денщика свою любовницу, невероятно красивую «бесприданницу», семнадцатилетнюю Евдокию Ржевскую, дав за ней для начала четыре тысячи душ и после очень щедро жаловав родившимся у нее сыновьям «на зубок» деньги и деревни. Так что вполне может быть, что Наталья Петровна приходится внучкой самому царю, и именно от него взяла по наследству и острый ум, и деловую предприимчивость. Кто-то замечал, что своенравная княгиня даже похожа на великого царя внешне. По примеру отца императрица Елизавета Петровна также не оставляла Чернышовых заботой: жаловала поместья и титулы, именно в период ее царствования Чернышовы стали одним из богатейших семейств России. Петр Григорьевич был послом в Дании, после - в Англии, Франции и в Пруссии, семья путешествовала по Европе вместе с ним, вращаясь в кругу знатнейших и умнейших людей того времени.

Юная Наталья Петровна получила прекрасное воспитание и образование, свободно владела четырьмя языками. Когда ей исполнился двадцать один год (далеко не первая юность по меркам XVIII столетия!), вместе с семьей Наталья Петровна вернулась в Россию. Петр Григорьевич оставил дипломатическое поприще, поселился в Санкт-Петербурге и вступил в должность сенатора.

В свете Наталья Петровна, конечно же, блистала. Будучи одной из самых завидных невест, она постоянно была окружена поклонниками, тщетно искавшими ее расположения. Однако уже не особенно юная, но до крайности амбициозная девица Чернышова никому из них не отдавала предпочтения: она полагала, что достойна только самого лучшего, а до поры до времени хорошей партии для замужества не представлялось.

С восшествием на престол Екатерины II началась придворная карьера Натальи Петровны, она стала фрейлиной, и ее влияние при дворе еще более усилилось. Чернышова по-прежнему окружена поклонниками, она танцует на балах с будущим императором Павлом I, участвует в спектаклях, устроенных для придворных графом Шереметевым, и сама императрица аплодирует ей.

В 1766 году Наталья Петровна наконец вышла замуж. Ее избранником стал князь Владимир Борисович Голицын, представитель одной из знатнейших российских фамилий. Более выгодной партией мог быть разве что только наследник престола. Владимир Голицын был человеком добрым и покладистым, именно такой и был нужен деятельной Наталье Петровне, она всем должна была заниматься сама и не потерпела бы чьего-то вмешательства. Все финансовые и прочие дела семейства Голицыных (которые, надо заметить, находились в довольно прискорбном состоянии) Наталья Петровна тут же взяла в свои руки и очень скоро добилась их процветания. Княгиня Голицына родила пятерых детей: троих мальчиков и двух девочек.
Надо сказать, что сыновья Голицыной были отчаянные игроки... Это пристрастие они унаследовали от матушки.

Наталья Петровна увезла детей за границу и постаралась дать им самое лучшее образование, которое только было возможно. Долгое время Голицыны жили в Париже, где Наталья Петровна, разумеется, снова блистала – теперь уже при французском королевском дворе. Она не только танцевала на балах, но также участвовала в охотах и в игровых рыцарских турнирах. Наталья Петровна прекрасно стреляла из лука и пистолета, отлично фехтовала и отменно держалась в седле. Ослепительной красавицей она не была, но ослепляла дерзостью своих манер и роскошью своих нарядов. Кстати, в нарядах Натальи Петровны, как правило, сочетались три цвета герба Голицыных: синий, серебристый и коралловый. Именно в этих цветах она изображена на портрете: неизвестный версальский художник запечатлел «московскую Венеру» с сыном на руках в самом расцвете ее молодости и прелести.

Голицыну называли «la Vénus moscovite» — «московская Венера». Правда, она была очень жестокой Венерой и истерзала сердца поклонников, так и не снизойдя ни к одному из версальских щеголей. В ту пору Наталья Петровна еще хранила верность своему супругу. А сколько букетов, перевитых синими, серебристыми и коралловыми лентами были оставлены в приемной особняка, который снимал в Париже дипломат Голицын... Сколько надушенных писем ей доставили... Сколько драгоценных подарков княгиня возмущенно отослала обратно дарителям... Тем более что мало кто даже из самых знатных французов мог сравниться богатством с урожденной Чернышовой.

Наталья Петровна подружилась с самой королевой Марией-Антуанеттой. И именно королева Франции научила «московскую Венеру» игре в карты, к которой княгиня Голицыны пристрастилась отчаянно. Наталья Петровна целые ночи проводила за зеленым столом в знаменитой игральной гостиной Версаля, она ставила на кон огромные суммы, она выигрывала и проигрывала... И возвращалась под утро к мужу, пьяная от азарта. Поначалу Голицын считал, что пусть уж лучше жена играет, чем поддастся царившему в Версале распутству. Но вскоре пожалел о своей снисходительности к ее увлечению.

Это случилось, когда Наталья Петровна сильно проиграла, да не кому-нибудь, а герцогу Орлеанскому. Долг был огромен, но поскольку карточный долг – это дело чести, княгиня хотела сразу расплатиться. Но доселе кроткий муж вдруг восстал и заявил, что не даст ей денег и вообще запрещает отныне играть. Наталья Петровна впала в ярость: муж хотел лишить ее величайшего в жизни удовольствия – азарта! Она надавала Владимиру Борисовичу пощечин и даже отлучила его от супружеского ложа. Но тот остался непреклонен.
И тогда Наталья Петровна обратилась за помощью к человеку, который называл себя графом Сен-Жерменом и был очень популярен в предреволюционном Париже.

О нем до сих пор толком ничего не известно. Вроде бы родился он в Румынии, в знатной семье Ракоци, но, возможно, он придумал это сам. Вроде бы он владел всеми европейскими и рядом восточных языков, был химиком, музыкантом, художником, математиком, но прежде всего – оккультистом. Именно благодаря Сен-Жермену волна увлечения оккультизмом прокатилась по Европе во второй половине XVIII века. За свою жизнь граф успел побывать в Персии и в Индии, в Англии и во Франции, в Австрии, Германии, России. Он трижды предупреждал Марию-Антуанетту об опасности, которая грозила королеве из-за ее преступного легкомыслия. Впрочем, для того чтобы предвидеть эту опасность, не нужно было колдовских способностей: достаточно было политического ума и трезвого взгляда на вещи.

Во время своего пребывания в Версале Сен-Жермен, как и большинство придворных, ухаживал за «московской Венерой», но был отвергнут. Однако о фантастическом богатстве таинственного графа ходили просто невероятные слухи, и, будучи в отчаянии, Наталья Петровна согласилась отдаться Сен-Жермену, если он даст ей денег, чтобы вернуть долг. Денег ей Сен-Жермен не дал, зато научил, как отыграться.

Благородный Пушкин в своей повести обосновал это так: «Я могу вам услужить этой суммою, - сказал он, - но знаю, что вы не будете спокойны, пока со мною не расплатитесь, а я бы не желал вводить вас в новые хлопоты. Есть другое средство: вы можете отыграться».

На самом деле Сен-Жермен в обмен на свой секрет потребовал у «московской Венеры» вполне определенную плату... И стал первым любовником княгини Голицыной.

В тот же вечер Голицына испытала магическую комбинацию карт, и «тройка, семерка, туз» принесли ей огромный выигрыш. Правда, легенда гласит, что в один вечер можно было ставить на кон только одну карту, а выиграв, не играть вовеки, ибо никогда более не выиграешь. Наталья Петровна играла всю свою жизнь, причем чаще выигрывала, потому что с возрастом пришел опыт.

А Сен-Жермену за его секрет она заплатила, как и положено выплачивать долг чести, и сделала это со всем пылом своей натуры. Проще говоря, стала его любовницей. Говорили, что в конце концов Голицына по-настоящему влюбилась в Сен-Жермена, и расставание с загадочным графом стоило ей многих слез.

В мае 1789 года из-за начавшихся во Франции беспорядков Наталья Петровна была вынуждена покинуть Париж. При русском дворе княгиня Голицына сразу же заняла подобающее ей место, а в своем доме в Петербурге она устроила великосветский салон для французских эмигрантов и всячески способствовала распространению среди российского высшего света моды на все французское. Екатерина II покровительствовала этому обществу, видя в нем опору против вольнодумства, позже ему покровительствовал и Павел I. И авторитет Натальи Петровны был высок как никогда ранее. Ей пожаловали крест Святой Екатерины, на ее балах бывала императорская фамилия, ее назначили статс-дамой... По воспоминаниям Феофила Толстого, музыкального критика и композитора, «к ней ездил на поклонение в известные дни весь город, а в день ее именин ее удостаивала посещением вся царская фамилия. Княгиня принимала всех, за исключением государя императора, сидя и не трогаясь с места. Возле ее кресла стоял кто-нибудь из близких родственников и называл гостей, так как в последнее время княгиня плохо видела. Смотря по чину и знатности гостя, княгиня или наклоняла только голову, или произносила несколько более или менее приветливых слов. И все посетители оставались, по-видимому, весьма довольны».

К старой княгине на поклон приводили только начавшую выезжать молодую девушку; только надевший эполеты молодой офицер являлся к ней представляться как к высшему начальству. А если хотели подольститься к Голицыной, то привозили ей букеты, составленные согласно моде ушедшего «осьмнадцатого» века, и непременно перевитые синими, серебристыми и коралловыми лентами. Это смягчало ее сердце, потому что напоминало Версаль, молодость и Сен-Жермена.

С возрастом облик княгини заметно изменился, в обществе ее даже прозвали «la princesse moustache», потому как у нее начали расти усы и борода. Вместе с тем и нрав Натальи Петровны с годами становился все суровее и круче. Влияние ее было таково, что все трепетали перед ней, невзирая на титулы и чины, одно слово Голицыной могло открыть путь к блестящей карьере, а могло прервать служебный рост или испортить репутацию. И все это — несмотря на то, что Наталья Петровна и в восемьдесят лет оставалась азартнейшим игроком! Когда она стала плохо видеть, специально для нее были сделаны особые большие карты. На игру в ее дом приезжали с той же обязательностью, как на ее балы или на ее обеды.

Выведя Голицыну в своей повести, Пушкин сильно рисковал. Впрочем, император милостиво относился к мятежному поэту. И 7 апреля Александр Сергеевич записал в дневнике: «Моя «Пиковая дама» в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и Натальей Петровной и, кажется, не сердятся».
Пушкин рассказывал своему приятелю, что основой для его повести послужила реальная история. Однажды внук княгини, будучи в подпитии, рассказал поэту, как он раз сильно проигрался и пришел к богатой бабушке просить денег. Но та денег не дала, вместо этого она сообщила молодому человеку свой секрет, поведанный ей некогда знаменитым Сен-Жерменом. Три заветные карты — тройка, семерка и туз — позволили ее внуку так же лихо отыграться, как некогда удалось ей самой. Правда, в чем состоял этот самый секрет, внук не рассказал, даже несмотря на все свое опьянение. А может, он просто подшутил над Пушкиным? Кто знает? Тем более что секрет трех карт так и канул в лету. Неизвестно, в чем суть той комбинации, которую Сен-Жермен поведал Голицыной, почему именно этот прием был абсолютно выигрышным. Да и может ли существовать абсолютно выигрышный прием?

Умерла княгиня Голицына в Петербурге в 1837 году в возрасте девяноста шести лет. После ее смерти наследникам достались несметные богатства: шестнадцать тысяч крепостных душ, множество деревень, домов и поместий по всей России. Похоронили Наталью Петровну в Москве на кладбище Донского монастыря: в усыпальнице Голицыных, в церкви Михаила Архангела. До революции азартные игроки приносили на ее могилу букеты, перевитые синими, серебристыми и коралловыми лентами, и просили явиться во сне, как явилась она пушкинскому Германну, дабы открыть секрет трех выигрышных карт.

Комментировать

Ответ на комментарий "":

   Забыли пароль?
45 44 43 42 40 39 38 37 36 35 34 33 32 31 30 29 28 27 26 25 24 23 22 21 20 19 18 17 16 15 14 13 12 11 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1

10 первая десятка игроков на март

Сунцов Олег 33977
Маркушевский Вадим 17476
Пантюхин Александр 10296
Солнцев Сергей 7667
Бикметов Булат 6395
Попюк Сергей 5174
Оженилок Анатолий 4171
Гайнэ Димитру 3225
Лункин Виталий 3150
Зайцев Евгений 3093

весь национальный покерный рейтинг →