Фарфоровые карты маркизы де Помпадур

Фарфоровые карты маркизы де Помпадур
Она была восхитительной женщиной и, пожалуй, величайшей из фавориток всех времен. Почти у каждого правителя были любовницы, были особо приближенные любовницы, которые задерживались подле него надолго и потому назывались «фаворитками». Французский король Людовик XV тут не был исключением, даже напротив: менял любовниц как перчатки... Но фаворитка, настоящая фаворитка, у него была только одна. Жанна-Антуанетта Пуассон, маркиза де Помпадур. Гениальная интриганка, поклонница изящных искусств и заядлая картежница.

В самом большом и самом старом казино Баден-Бадена есть салон Помпадур, где висит ее портрет. Конечно, она никогда здесь не бывала, но устроители казино решили таким образом отдать дань уважения женщине, в свое время сделавшей карты самой модной придворной игрой. Правда, маркиза де Помпадур все же уступает в азарте королеве Марии-Антуанетте... Но в отличие от королевы ей не пришлось заплатить жизнью за свою любовь к картам.

Существует то ли быль, то ли легенда, будто гадалка предсказала маленькой мещаночке Жанне-Антуанетте Пуассон, что ее полюбит король и она возвысится над всей Францией. Утверждают, будто Жанна-Антуанетта всегда верила, что предсказание сбудется. Однако ожидание королевских милостей не помешало ей блестяще учиться (Жанна-Антуанетта была просто фантастически образованной для тех времен дамой, причем особенный интерес она питала к математике и географии!) и выйти замуж за дворянина Д’Этиоля, от которого она родила свою единственную и обожаемую дочку Александрину. Но в конце концов Жанна-Антуанетта дождалась удачного момента и на одном из маскарадов так тонко флиртовала с Людовиком XV, что пылкий король возжелал ее. А он всегда получал то, что желал. Ее мужу были предложены на выбор Бастилия или почетный пост в провинции. Он, естественно, выбрал второе. А Жанна-Антуанетта с дочкой переехали в Версаль. Хотя большинство фавориток оставляли детей родственникам, дабы не мешали утехам, Жанна-Антуанетта просто не могла расстаться со своей обожаемой малышкой. О чем ей в свое время пришлось сильно пожалеть...

Жанна-Антуанетта Д’Этиоль была прелестным созданием: миниатюрная, изящная, с тончайшей талией и белоснежной кожей, оттененной нежнейшим румянцем. Но ослепительной красавицей она не была, и никто не ожидал, что из временной игрушки короля эта милая малютка превратится во всемогущую фаворитку, что мадам Д’Этиоль станет великой маркизой де Помпадур, вершительницей судеб и законодательницей мод. Причина ее успеха была, конечно же, не в красоте.

Маркиза была умна, и она умела понимать желания своего короля. А каждый мужчина прежде всего нуждается в понимании. Она была единственной, с кем ему не было скучно.

 

Король одарил ее титулом маркизы де Помпадур, осыпал бриллиантами, отписал ей земли и дворцы, дарил ей породистых лошадей и экзотических птиц. А маркиза его развлекала!

Жанна-Антуанетта все время придумывала новые забавы для короля, она была невероятно изобретательна, к тому же знала огромное количество анекдотов и в любой момент могла короля рассмешить. А еще она была завзятой картежницей, и в карты они с королем играли по многу часов подряд.

Играть в карты Жанну-Антуанетту научил еще ее супруг. Это было распространенной забавой и способом убить время в ожидании, когда к подъезду будет подана карета или на стол будет подан ужин... Но Жанна-Антуанетта с ее математическим умом стала поистине выдающимся игроком. Играть с ней в карты для короля было настоящим наслаждением. Все остальные придворные слишком боялись выиграть и огорчить короля, и потому ему уступали, причем уступали так грубо, так очевидно, что игра теряла для Людовика всякую прелесть. А маркиза де Помпадур умела искусно затягивать игру, выигрывала, тем самым повышая накал азарта, и изящно проигрывала, как только замечала, что Людовику хочется выиграть.

Маркиза де Помпадур участвовала в больших карточных играх с придворными, но там она почти всегда выигрывала, и ей это не доставляло удовольствия: она оказалась примерно в том же положении, что и Людовик XV, она видела, что придворные «поддаются» всесильной королевской фаворитке. Зато играя со своей камеристкой, простой женщиной и заядлой картежницей, маркиза наслаждалась чистым азартом: камеристка не уступала ей и искренне стремилась выиграть, потому что госпожа ставила на кон всегда что-нибудь ценное против какой-нибудь мелочи, принадлежавшей камеристке... Кольцо с сапфиром против шейной косынки! Камеристка действительно хотела выиграть – и частенько выигрывала. А маркиза с радостью платила. Ведь возможность проигрыша дарила ей чувство подлинного азарта, без которого карты перестают быть настоящим удовольствием.

У Людовика XV были другие любовницы – сотни любовниц, этот правитель отличался повышенной любвеобильностью. Но никто не смог занять в его сердце хоть сколько-нибудь прочного места. Никто, кроме маркизы де Помпадур. И ни один из придворных не назвал бы другую любовницу истинной королевской фавориткой и соперницей маркизы. Соперниц у нее не было и быть не могло. Тем более что Помпадур не просто терпела измены короля, она сама подталкивала его к постелям других женщин, сама выбирала красоток для домика в Оленьем Парке, куда король ежедневно отправлялся за плотскими утехами.

Ее беда заключалась в том, что она никогда не была по-настоящему страстной. Бурный темперамент короля доставлял маркизе де Помпадур больше страданий, чем удовольствия. Кстати, законная супруга Людовика XV, Ее Величество Мария Лещинская, тоже никогда не ревновала его к любовницам: она рада бывала получить передышку в исполнении супружеского долга, ведь и так королева родила королю десятерых детей... Но королева, мать наследника, за свое место подле Его Величества могла не тревожиться и со спокойной душой отказывала ему в ласках, если была не в духе. А любовница обязана в любой момент принять короля с радостным пылом – ведь на то она и любовница! И вот маркиза де Помпадур пыталась распалить себя всеми известными тогда средствами: ставила шпанских мушек, ела трюфеля и устриц, пила горячий шоколад, потом стала прибегать к услугам шарлатанов, готовивших «эликсиры страсти»... В результате совсем испортила себе желудок, подорвала здоровье, и знаменитый ее румянец поблек, а постельные утехи окончательно превратились в пытку. Тогда-то Помпадур и удалось перевести отношения с королем на дружеские рельсы. Она начала искать красоток для домика в Оленьем Парке. Прежде чем попасть в постель короля, девушки обязаны были предстать перед его любовницей. И она лично их обследовала: на предмет телесных несовершенств или (не дай Бог!) дурных болезней. Маркиза пеклась и об удовольствии, и о здоровье короля.

В отличие от большинства других фавориток, маркиза де Помпадур пеклась и о благе Франции: содействовала выгодному союзу с Австрией, реформировала налоговую систему, пыталась бороться с расхитителями казны. Ленивый, безразличный ко всему, кроме наслаждений, король по сути дела и не правил страной.

Вместо Людовика правила его фаворитка. И правила мудро. Она покровительствовала выдающимся творческим людям своего времени: Жан-Жаку Руссо, Бюффону и Монтескье. Помогала энциклопедистам д’Аламберу и Дидро. Она способствовала открытию Военной школы для сыновей обедневших дворян и ветеранов, которую впоследствии окончил Наполеон Бонапарт.

Чрезмерная политическая активность маркизы и ее абсолютная власть над королем, естественно, стали причиной того, что у Жанны-Антуанетты появились враги. Много врагов. Разумеется, от нее хотели избавиться, а самым традиционным способом убийства в тот галантный век были яды. Но отравить маркизу побоялись: ела она только в своих покоях, и слишком часто король приходил к ней позавтракать или пообедать, поэтому никогда нельзя было предсказать, захочет ли он разделить с маркизой трапезу или нет. Однако ее дочь Александрина, беспечной бабочкой порхавшая по всему Версалю, стала легкой мишенью...

При всей своей мудрости маркиза де Помпадур даже предположить не могла, что ее враги отравят ребенка. Она их недооценила. Александрина умерла в тринадцать лет в ужасных мучениях, и врачи констатировали отравление мышьяком, а найти убийц девочки так и не удалось.

Но маркиза оправилась от этого удара. Ее спасла жизнерадостная натура вкупе с постоянной увлеченностью – маркиза, как теперь сказали бы, часто меняла хобби, и все они были весьма основательны и очень интересны. Например, фарфор. Маркизу возмущало, что во Франции тратятся огромные деньги на закупку саксонского фарфора. И, став хозяйкой местечка Севр, она решила производить фарфор французский. «В 1756 году здесь были построены два великолепных здания: одно - для работников, другое - для самого предприятия. Маркиза, часто наезжавшая туда, поддерживала и ободряла рабочих, находила опытных мастеров, художников, скульпторов. Эксперименты шли днем и ночью - маркиза была нетерпелива и не любила проволочек. Она сама участвовала в решении всех проблем, помогала в выборе форм и красок для будущих изделий. Редкий розовый цвет фарфора, полученный в результате, назвали в ее честь Rose Pompadour. В Версале маркиза устроила большую выставку первой партии продукции, сама распродавала ее, заявляя во всеуслышание: «Если тот, у кого есть деньги, не покупает этот фарфор, он плохой гражданин своей страны», - пишет историк Людмила Третьякова.

И сама Жанна-Антуанетта была похожа на фарфоровую статуэтку - хрупкая, изящная, бело-розовая. С нее лепили фарфоровых пастушек и фарфоровых маркиз... Их копии производятся до сих пор. Однажды благодарные севрские мастера преподнесли ей букет фарфоровых цветов. В другой раз – еще более изысканную и оригинальную безделушку: колоду фарфоровых карт. Ими даже можно было играть, но только очень-очень осторожно... Впрочем, играть маркиза предпочитала обычными картами, а фарфоровые хранила как драгоценный сувенир.

От чего она умерла? Теперь уже неизвестно. Жанна-Антуанетта сохла на глазах, ее мучили страшные боли в животе и такая слабость, что она не могла вставать с постели. Врачебное искусство в те времена оставляло желать лучшего, и ей поставили диагноз чахотка. Распространенная болезнь, но все же сомнительно, чтобы маркиза страдала именно этой хворью. Современные исследователи считают, что Жанна-Антуанетта умерла от болезни желудка, приобретенной в период ее неумеренного увлечения возбуждающими средствами...
Король так любил эту женщину, что позволил ей умереть в Версальском дворце. Кроме маркизы де Помпадур, такой чести удостаивались только члены королевского семейства, все прочие при первых же признаках серьезного недомогания должны были Версаль покидать, ибо построен этот дворцовый комплекс был для радости и незачем омрачать его смертью. Однако Людовик не хотел расставаться с Жанной-Антуанеттой. Он посещал ее до последнего ее дня.

Маркиза де Помпадур, несмотря на мучившие ее боли, старалась до последнего дня оставаться женщиной. Каждый день камеристка смешивала теплую воду с духами и протирала измученное тело маркизы, белила и румянила ее увядшее лицо, помогала надеть роскошный пеньюар и чепчик, пышно расшитый кружевами и лентами. Король мог придти к ней в любой момент, и маркиза хотела пристойно выглядеть. А в ожидании королевского визита они с камеристкой раскидывали на атласном одеяле карты. Теперь, когда смерть стояла за ее плечом, маркиза не только не умерила свой азарт, но играла еще дольше и с еще большим увлечением. Она уверяла, что азарт игры заставляет ее забыть о страданиях...

Она мужественно встретила кончину: успела исповедоваться и причаститься. Когда маркиза испустила последний вздох, над Версалем разразилась страшнейшая гроза с ливнем и порывистым ветром. И все равно король вышел на открытый балкон, чтобы посмотреть, как на носилках выносят и укладывают в карету тело той, которую он так любил и которая его так хорошо понимала. «Ах, мадам, что за скверный день Вы выбрали для своей последней прогулки!» - сказал Людовик и стоял под дождем, пока карета не скрылась за поворотом.
А что стало с фарфоровыми картами? Судьба этой безделушки осталась неизвестной, водоворот времени поглотил забавную вещицу. Во всяком случае после Великой Французской Революции их больше никто не видел. Скорее всего, они рассыпались прямо в грубых руках какого-нибудь санкюлота. Ведь они были созданы для рук маркизы – таких же хрупких и таких же белых, как фарфор.

Комментировать

Ответ на комментарий "":

   Забыли пароль?
45 44 43 42 40 39 38 37 36 35 34 33 32 31 30 29 28 27 26 25 24 23 22 21 20 19 18 17 16 15 14 13 12 11 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1

10 первая десятка игроков на апрель

Сунцов Олег 33977
Маркушевский Вадим 17476
Пантюхин Александр 10296
Солнцев Сергей 7667
Бикметов Булат 6695
Попюк Сергей 5174
Оженилок Анатолий 4171
Рабцов Кирилл 3925
Гайнэ Димитру 3225
Лункин Виталий 3150

игра в предыдущих номерах журнала: