Любовь и карты некоронованного императора

Любовь и карты некоронованного императора
Его боялись при жизни и высмеивали после смерти. Он не позволил растоптать придворным интриганам великих Суворова и Ушакова. Войдя в историю России как всесильный фаворит Екатерины Великой с императорскими полномочиями, светлейший князь Потемкин сделал очень много для признания нашей страны одной из величайших держав мира.

Благодаря его участию в международных и военных делах дипломаты Европы говорили: «Ни одна пушка в мире не может выстрелить без согласия и ведома России». Григорий Потемкин был властным и очень азартным государственным деятелем. Играл он много, а проигрывал крайне редко.

 

«Может ли человек быть счастливее меня? Все желания, все мечты мои исполнились как по волшебству. Я хотел занимать высокие посты - я получил их; иметь ордена - все имею; любил играть - могу проигрывать без счета; любил праздники - даю блистательные балы; любил приобретать землю - у меня ее столько, сколько хочу; любил строить - построил дворцы; любил драгоценности - ни у кого нет таких редких, таких прекрасных. Одним словом, баловень судьбы». Это высказывание Потемкина сохранилось в исторических воспоминаниях современников.

 

Период правления Екатерины Великой - это время расцвета карточной игры как в придворных кругах и столицах, так и в провинциальных губерниях и уездах России. Так, по случаю рождения внука Александра императрица устроила великолепный карнавал, на котором она давала бриллиант в 50 рублей всем тем, кто в азартной игре макао имел девять очков. Всего таким образом было роздано 150 драгоценных камней. На каждом балу или маскараде, проводимом в императорском дворце, несколько комнат всегда предназначалось для карточной игры. Но, конечно же, любимым напарником по игре у императрицы был Григорий Потемкин. Есть основания полагать, что именно за карточной игрой Потемкин и Екатерина решили наладить выпуск карт в России. До этого момента карты ввозились в страну из Европы. Чтобы «пресечь привоз» иностранных карт, в 1766 году была установлена пошлина на ввоз в размере двух рублей. Кроме того, для увеличения и поощрения производства русских карт был введен налог на клеймение карт, установленный правительственным указом еще в 1765 году: 10 копеек с привозимых карт (за дюжину колод) и 5 копеек, то есть вдвое меньше, с русских карт. Игра в неклейменые карты подвергалась большому штрафу. Были введены бандероли для русских карт, цвет которых неоднократно менялся, а также установлен выпуск карт первого и второго разбора, отличавшихся качеством исполнения.

 

Есть основания полагать, что именно за карточной игрой Потемкин и Екатерина решили наладить выпуск карт в России. До этого момента карты ввозились в страну из Европы

 

Согласно этому же указу 1765 года по ходатайству И. И. Бецкого, видного деятеля русского просвещения, инициатора учреждения воспитательных домов «для приносимых детей» или «несчастнорожденных», все деньги, получаемые за клеймение карт, должны были идти в доход воспитательных домов.

Екатерина была влюблена в сиятельного князя до безумия. Он отвечал ей взаимностью. Если прочесть их переписку, то складывается впечатление, что любовь эта переходила все возможные рамки и напоминала помешательство. Разумеется, находились противники и завистники такой любви как среди российской аристократии, так и среди представителей иностранной дипломатии, не упускавших случая воспользоваться в своих интересах привязанностью двух влиятельнейших людей империи.

 

Летом 1774 года политики Европы с нетерпением выжидали, когда же наконец «варварская» Россия свернет себе шею?

Потемкин брезгливо ворошил газеты Кельна и Гамбурга:

– Почитаешь их, так у нас все мерзко, мы тут еле дышим, в нашем супе вместо каперсов тараканы сварены. Однако ежели у нас все так скверно, с чего бы это многие из Европы в Россию сбегаются? А вот русский человек, единственный в мире, эмиграции ведать не ведает…

Екатерину тоже не радовали международные новости:

– Ах, господи! Нам ли, русским, бояться Европы, похожей на кучу гнилой картошки? Никогда не прощу Дидро его слов, будто Россия – «колосс на глиняных ногах». Красиво сказано, и боюсь, что эта ловкая фраза сгодится еще для архивов вселенского бедлама. Но мы уже давно стоим на ногах чугунных…

 

Но еще большее разочарование приносили вести из России. Пошлые слухи и разговоры о Потемкине и Екатерине можно было услышать даже в императорских покоях. Когда интриги и анекдоты сделались невыносимыми, влюбленные решили разыграть двор. История сохранила нам эту хитроумную партию. А было это так. В один из дней по велению императрицы Потемкин покинул дворец, а его место занял новый фаворит Завадовский. Сразу весь двор зашептался о скором падении Григория Потемкина. Пока все ждали неизбежной развязки, князь Потемкин играл в карты. «Я уверен, - писал знаменитый европейский дипломат Корберон, бывший тогда при дворе, - что в тот вечер Потемкин проиграл [...] три тысячи рублей (тогда как жалованье полковника составляло одну тысячу в год. – Прим. ред.) в вист». Двор сделал вывод, что удача покинула экс-фаворита навсегда. С ним сразу стали по-другому разговаривать и даже высмеивать в глаза. Его приемная, где всегда толпилось немало высоких просителей, называвших себя друзьями князя, опустела. Только маленькая горстка товарищей составляла теперь свиту некогда могущественного повелителя. «Так проходит слава мира», - писали в лондонских и парижских изданиях.

 

Князь прошел в покои государыни с самым спокойным видом. Та играла в вист; он сел напротив нее. Как ни в чем не бывало она сдала ему карты и заметила, что ему всегда везет

 

К новому фавориту немедленно стали записываться на прием иностранные дипломаты, рассчитывая, что у него будет столько же власти, сколько имел светлейший князь. Завадовский принимал взятки и дары, обещая устроить дела европейских государств, не заботясь об интересах России. А средства ему шли огромные. Каково же было разочарование дипломатов, когда через несколько недель князь Потемкин возвратился. Екатерина приветствовала его теплым письмом. Он поселился в своих прежних апартаментах. Наблюдатели были снова сбиты с толку: светлейший «приехал в субботу вечером и явился ко двору на следующий день. Его возвращение в апартаменты, которые он занимал во дворце прежде, вызывают у многих опасения, что он вернет себе прежнее положение». Они удивились бы гораздо больше, если бы узнали, что князь редактирует письма Екатерины к сыну Павлу в Берлин.

 

Можно почти не сомневаться, что императрица и Потемкин играли по заранее намеченному сценарию, как делают и сегодняшние политики, чтобы обмануть любопытную прессу. Начав год со вспышек ревности и опасений за свою любовь и дружбу, теперь они установили свой союз на новых основаниях. Оба обрели свободу, сохранив поддержку друг друга в политике, повседневных делах и в любви. Это было очень непросто. Сердечные дела не решаются переговорами, особенно между такими эмоциональными людьми. Это сделали время, природа, ошибки, ум и взаимное доверие. Из влиятельного любовника Григорий Потемкин превратился в министра-фаворита. Они обманули всех.

В день, когда светлейший вернулся ко двору, оба знали, как жадно присутствующие будут ловить знаки ее милости или его опалы. Князь прошел в покои государыни с самым спокойным видом. Та играла в вист; он сел напротив нее. Как ни в чем не бывало она сдала ему карты и заметила, что ему всегда везет.

 

Комментировать

Ответ на комментарий "":

   Забыли пароль?