Великий исход

Великий исход
Первое июля на Руси в старину почитался как Ярилин день. «Ярила – добер молодец на белом Коне разъезжает по Руси великой: на русых кудрях – весною во левой руке – пучок ржи, в правой – палица», – говаривали наши прадеды. Корреспонденты журнала Poker, вместе с коллегами из федеральных СМИ – «АиФ», «МК», «Новой», тоже ехали в этот день (а вернее в ночь – рейд начался еще в 23 часа последнего июньского дня) на почти белом автобусе в окружении милиции, ОМОНа, представителей московских властей и сотрудников административно-технической инспекции столицы (ОАТИ).
Правда, у последних в руках «пучка ржи» не оказалось, была только «палица».  Образцово-показательный вывоз, с разрешения московского начальства, журналистов на «пепелище» казино не предвещал никаких незапланированных событий. 

Взгляд офицеров из управления по борьбе с экономической преступностью скорее напоминает взгляд собак-поводырей, нежели гончих, которые выискивают дичь. Они спокойны – все необходимые мероприятия по уничтожению игорных домов проведены задолго до выезда СМИшников на объекты.

– Демонтаж рекламных конструкций игорных заведений в столице окончен в срок, – прервал нависшую тишину расплывшийся в улыбке сотрудник ОАТИ. – А это более полутысячи всевозможных неоновых вывесок и реклам.

После его слов мы обратили внимание на то, что проспекты и площади действительно потускнели, как будто в Москве начались перебои с электричеством или введен режим светомаскировки. Таганку, Арбат, 1905 года – улицы просто не узнать. Лишь одинокие осиротевшие бутики и магазинчики горят «поминальными свечами», напоминая о былом. На пути запланировано с десяток остановок. В целом же за ночь прекратили работу «последние из могикан» – 29 казино и более 500 слот-залов, верившие до последнего, что кризис заставит отодвинуть сроки переезда столичной «игорки» в зоны.

– Казино закрыли в срок, – объясняет сопровождающий нас подполковник Вячеслав Греков. – Однако не все успели вывезти имущество. Есть что посмотреть.

Все это напоминает экскурсию по Северной Корее – все отработано и показательно, а шаг влево, вправо, прыжок на месте… мягко говоря не приветствуется.

Везде одинаковая картина: работает последние часы бухгалтерия, среди убранных в целлофан слот-автоматов и рулеток ходит грустное руководство, а уже уволенные крупье, дилеры и пит-боссы помогают собирать отыгравшую свое технику.

Автобус делает остановки поочередно около бывших казино «Метелица», «Ибица», «Ударник», «Амбассадор»…

Вопреки ожиданиям немногие казино решили переориентировать свою деятельность в сферу спортивного покера.

– Невыгодно,– объясняет нам отправленный в бессрочный отпуск, но оставшийся в роковую ночь на посту начальник коммерческого департамента одного из арбатских игорных клубов Руслан Кукушкин. – Кризис, лето, новые лицензии. Легче сдать здание в аренду под офисы.

– А может, столичные власти решат на месте казино отстроить дома для льготников и малоимущих?

– Ну да, – смеется Руслан, – мы предлагали на свое обеспечение взять детдом. Они отказали. Это все политика. Игра на публику.

Руслан замолчал, когда вместе с расспрашивающими журналистами к нему подошли офицеры МВД. – Мне пора, – сказал он, направившись к новенькой «ауди».

– Помню эти места до казино, – вспомнил, снова усаживаясь в автобус, корреспондент «МК» Сергей Мошкин, – мусор, крысы, дороги с ухабами. Казиношники здесь все вылизали, а охрана клубов отвадила с прилегающих улиц алкашей да гопников с бомжами. Что будет через месяц? Если все вернется вспять – хороший репортаж выйдет.

Хороший в устах Сергея – значит скандальный. Что ж, поживем – увидим.

У КРЦ «Молодая гвардия» встречаю молодых ребят и девушек с одноименной надписью на бесформенных одеждах.

– Вы из персонала? – спрашиваю, подходя к высокому юноше.

– Нет, – протестует он, размахивая руками перед журналистами, – мы молодежное общественное движение. Мы помогаем контролировать закрытие казино.

– А вам разве в институт с утра не надо? – спрашивают из-за моей спины корреспонденты «АиФ».

– Казино важнее! – говорит с полной серьезностью паренек.

– Да этим что казино закрывать, что на манифестации ходить, что после футбола витрины громить, – кисло улыбаясь, тихо комментирует Греков, – все одно. Лишь бы не работать. Поколение потребителей. 

Утром, насмотревшись на развоз упакованного во что придется игорного оборудования, на серые мрачные лица уволенных и потерявших бизнес людей, журналисты разъехались по редакциям. Эпоха игорной Москвы завершилась.

– Неужели полностью выполненные из янтаря и драгоценных камней рулетки, эксклюзивная мебель и другая атрибутика V.I.P-залов элитных казино отправятся на «переплавку»? – размышляю я вслух.

– Да что вы, – улыбается офицер столичного МВД, пожелавший остаться не названным. – В частных владениях в центре города, на Новой Риге и Рублевке все это осядет. На заказ будут приглашаться дилеры и крупье. V.I.P. игроки своего не потеряют. Только деньги в казну не пойдут.

– А вы что, рейды по таким местам проводить не будете?

– Да кто ж нас туда пустит? Охраняют элиту ФСО, да и для оперативного внедрения в такие места у МВД денег, наверное, не найдется. А если и найдется, то санкцию на обыск или на арест таких людей нам не дадут…

Если верить этим словам, то наши «випы» ничего не потеряли. Лишились мест отдыха игроки «средней руки» – представители мелкого и среднего бизнеса, да прочие обыватели, которым вход в крупные казино был заказан и они снимали накопившийся стресс после рабочих недель в залах и зальчиках игровых автоматов. Думая об этом, вспоминаешь слова знаменитого писателя Амброза Гвиннета Бирса: «Тем, кто может себе позволить азартные игры, деньги не нужны, а те, кому деньги нужны, не могут позволить себе азартные игры».

Трудно оценить все плюсы и минусы от закрытия игорных заведений. Объем всего игорного бизнеса вместе с букмекерским в России еще полгода назад оценивался более чем в $5 млрд в год. Бюджет Москвы лишился 10 млрд рублей ежегодных налоговых поступлений. Без работы осталось почти 20 тысяч человек (по стране более 350 тысяч). Еще несколько тысяч были отправлены в неоплачиваемые отпуска. В куда более удручающем положении оказались производители игорного оборудования.  

– Когда распался Союз, тысячи высококлассных специалистов остались на улице, – рассказал по телефону член клуба старейшин игорного бизнеса Никита Демидов. – Многие себя нашли в производстве игорного оборудования. Скажем, чтобы рулетка соответствовала европейским нормам, нужен точный расчет ее механизмов до микронов. С этой задачей справились бывшие военные инженеры, которые в СССР разрабатывали и запускали военные истребители. Рулетки российского производства закупала на государственном уровне Финляндия! Отдельные отечественные компании-производители были близки к тому, чтобы войти в пятерку лучших поставщиков игорного оборудования на мировом рынке. Но теперь инженеры, технические специалисты, работавшие более чем в пятистах компаниях по стране, снова лишены работы, а мировой рынок стал недосягаем.

Кроме людей, напрямую задействованных в игорной сфере, закрытие казино коснулось и представителей смежных профессий. Не у дел остались охранники, сотрудники служб видеонаблюдения, повара, бармены… Потеряли привычные места для выступлений и подработок в роли ведущих развлекательных программ казино известные звезды шоу-бизнеса. Затронул 1 июля даже… контрразведку.

– Благовещенск был игорным центром Приморья и Дальнего Востока, – рассказал нам один из местных оперативников УФСБ. – Основной контингент игроков – высокопоставленные китайские чиновники и бизнесмены. Сами понимаете, что обилие оперативной информации, конфиденты из числа игроков гарантированы. Партийным китайцам играть строжайше запрещено, но куда спрячешь страсть. Результат – сотни задержанных китайских «караванов» с российским лесом, контрабандой в приграничных районах, где и с вертолета-то не разглядишь машину. Сейчас все это в прошлом. Так уж вышло, что 1 июля совпало с Днем компартии Китая. Осваивать указанную государством игорную зону наши бизнесмены не торопятся. А вот китайский бизнес – вполне может. Но тогда и разведка там будет работать не наша…

Как мы видим, минусы есть. Но, возможно, все эти жертвы не напрасны. Ведь власть хочет спасти от пристрастия множество людей с недавно придуманной болезнью, название которой – лудомания. А человеческая жизнь и судьба куда важнее всех экономических благ. Согласно исследованию, проведенному Всероссийским центром изучения общественного мнения, в России в пристрастии к игре признаются 6% граждан. Причем игровые автоматы наиболее популярны среди 18–24-летних молодых людей. А казино посещали, как правило, люди постарше и посолиднее.

– Как-нибудь уделите время и с Курского вокзала отправьтесь на электричке горьковского направления в послерабочие часы, – советует мне сотрудник Ассоциации деятелей игорного бизнеса (АДИБ). – Знаменитая дорога Москва–Петушки. Там идет не прекращаясь карточная игра на деньги практически в каждом вагоне. После закрытия игорных заведений таких игроков станет больше. Человек – азартное существо от природы. Кто-то собирает марки и ради них готов заложить даже квартирку, в которой ютится вся семья. Кто-то тратит все деньги на компьютерные игры или редкие книги.

Но в каком же состоянии находятся зоны игорного бизнеса? Почему казино не стремятся выезжать туда, где государство разрешило их работу?  По данным того же ВЦИОМа, посещать специальные игорные зоны планирует только 1% опрошенных игроков. А это слишком мало для рентабельности таких зон. Кроме того, в определенных государством зонах: Алтайском, Приморском краях, Калининградской области и на границе Краснодарского края и Ростовской области для переезда не готово ровным счетом ничего. Инфраструктура на самом низком уровне, дороги в плачевном состоянии, для игроков из столицы и Питера  они находятся уж слишком далеко. Куда ближе Европа. Исключение составляет лишь Калининградская область. Но там давно уже все распределено среди «своих и особо приближенных».

 

Через день после рейда рассматриваю фотографии АДИБа. 1989–90 годы, первые залы игровых автоматов в СССР… Первое рублевое казино… Первое плавучее казино… Томас Андерс, Вячеслав Добрынин, Чак Норрис, Вахтанг Кикабидзе, Глория Гейнор, Александр Панкратов-Черный на вечеринке в казино «Жар-Птица» в 1995-м. Президент АДИБа Игорь Балло с Дональдом Трампом, Сильвестром Сталлоне, молодым Киркоровым и Пугачевой… Первая встреча клуба старейшин игорного бизнеса России в 2005-м…

Страницы истории, которые закрылись, скорее всего, навсегда.

– Когда разрешили казино, – вспоминают старожилы АДИБа, – предприниматели раскупали здания и помещения под них, которые зачастую были в страшном, аварийном состоянии. Сколько ушло денег на реставрацию и ремонт, на дороги вблизи казино… А теперь все это, плоды десятка лет работы, кому-то отдавать. Лучше б вовсе не разрешали… Тогда бы и не было так обидно.

Плохо или хорошо от запрета на игорный бизнес будет для всей страны – судить потомкам. У меня же на сердце остается некая недосказанность. Неужели нельзя было, если уж власть так решила, сделать все менее болезненно? Не обрубая на корню весь легальный бизнес с его непростой историей?

Текст: Денис Козлов

 

Комментарии читателей:

Arnio 19 Декабрь в 22:23
Между прочим это же и касается интернет ресурсов с игровыми автоматами на реальные деньги http://igrydengi.org, к примеру. А че? Сейчас многие становятся противниками такого бизнеса, но самое главное, что видно причина вовсе не в том что это плохо, а в том что это прибыльно и они не владельцы такого бизнеса. Люди сами выбирают играть им или нет, а вот правительство, ну никак не может побороть игры на деньги. Так зачем же всем мучаться? Что игроки, которые постоянно ищут места где поиграть, что полиция тоже ищет такие места. Постоянна вражда не приведет к успеху, ни одних ни других, а вот легализация решит все проблемы. Короче, умные люди понимают что если есть оборот денег в играх, то нужно либо возглавлять его, либо дать это сделать другим.
Ответить

Комментировать

Ответ на комментарий "":

   Забыли пароль?

игра в предыдущих номерах журнала: