Александр Кострицын: «Я часто падал, но всегда поднимался»

Александр Кострицын: «Я часто падал, но всегда поднимался»
По итогам прошедшего месяца Александр Кострицын, 23-летний хайроллер из России, вошел в тройку самых успешных игроков на высоких лимитах по версии highstakesdb.com. К 23 февраля его профит составил около 2,5 миллионов долларов. Чем живет, пожалуй, лучший онлайн-игрок России?

 

Какие планы строит на будущее победитель главного турнира Aussie Millions 2008, и почему не хочет связывать себя контрактами с покер-румами? Чтобы узнать ответы на эти вопросы «Покер» напросился к Кострицыну в гости.

 

 

– Александр, в последние несколько месяцев мы не видели тебя в живых турнирах? Из онлайна решил совсем не выходить?

– Уже выхожу, скоро увидите. Обязательно поеду на ЕПТ в Сан-Ремо и на гранд финал в Монте-Карло. Планирую участвовать во всех турнирах, в том числе хайроллеров. Для себя уже решил, что не буду пропускать и Мировую серию покера этого года. В 2009-м в Лас-Вегасе для меня все не очень удачно сложилось. До WSOP на протяжении нескольких месяцев я играл в основном дуэли в омаху, а потом оказался за полным столом в техас и, конечно, не сумел переключиться. После продолжительного и очень динамичного периода блефа и агрессии произошла резкая смена ритма. Первые пять турниров перестраивался, а потом серьезно заболел. Температура больше 40°С, сейчас даже вспоминать не хочется. Надеюсь, в этом году все сложится намного лучше. Да, действительно, давно не играл в живую, можно сказать, соскучился… Кроме того, мне нравится в Штатах, помимо покера можно еще и хорошо отдохнуть.

– Как оцениваешь свои результаты по итогам 2009-го?

– Первая половина года была очень хорошей, очень много выиграл, вторая оказалась значительно хуже, очень много проиграл. Сценарий получился почти такой же, как в мировой экономике, типа кризис (смеется).

– Никогда мыслей не было бросить все и заняться чем-нибудь другим?

– Пока ничего не хочу менять, но некоторые периоды, действительно, заставляли задуматься.

– И что тогда делаешь?

– Не унываю! Со всеми бывает, пускай! Просто период такой. Я достаточно часто падал, но всегда поднимался. Конечно, это нервотрепка, стресс, напряжение… Иногда замечаю, что очень сильно злюсь. Остается чувство досады, но от него надо быстро избавляться, иначе за стол садиться уже нельзя. Раньше от стрессовых ситуаций отходил за 20 минут, теперь времени требуется больше. Могу два-три часа походить позлиться, что меня обыграл человек, который менее опытен, когда из 80 сдач проигрываешь 55, тут, конечно, эмоции захлестывают. А если еще и на следующий день видишь как твои «вчерашние» деньги за полтора-два часа уходят к другим игрокам, это, конечно, расстраивает.

А бывает и наоборот, видишь, как слабый игрок обыгрывает профессионала, и радуешься за него, будет человеку на что играть. А потом он и тебя обыгрывает, и радуется уже кто-то третий. Вот такой обмен эмоциями (смеется).

– Стресс как снимаешь? Сигареты, кофе, алкоголь?

– Неее… По большому счету, надо отдыхать, но я не умею. Пытаюсь чем-то себя увлечь, например, игрой на барабанах. Так и релаксирую.

– Сейчас ты много играешь в омаху и смешанные игры. Почему?

– Здесь все просто. Я играю, и этим зарабатываю. В омахе разыгрывается больше всего денег, и здесь наибольшее количество слабых игроков. Как только в интернете стали играть в омаху, я сразу стал ее изучать. Моментально пришло понимание, что игра очень перспективна в плане денег. Аналогичная ситуация с 7 и 8  играми.

Я не учусь по книгам и учебникам. Только практика. Играл с сильными игроками и анализировал. Лучше всего играть с сильными партнерами, к тому же они не всегда играют на дорогих столах. Мой опыт показывает, что это наиболее верный подход: ты платишь за обучение, как это делают во всем мире. Книги по омахе я, конечно, читал, но ничего нового в них для себя уже не увидел, лишь получал подтверждение тем вещам, о которых уже узнал из практики.

Кроме того, по моим наблюдениям многим игрокам, которые долго играли ноулимит холдем, это дело уже наскучило. Омаха, в этом смысле, более сложная игра, более многовариантная. Играя в техас, в течение двух-трех часов бывают две-три интересные раздачи, над которыми можно задуматься, да и то ненадолго, поскольку не так уж и важно как ты их сыграешь, на итоговый результате они как правило слабо влияют. В омахе за то же время таких раздач может быть и 50, и 80, очень интересных раздач, со сложными решениями.

В этом смысле интересно как изменялась игра, многие, и я в том числе, пока не набрались опыта, играли любые четыре карты, и была масса творчества. Есть решения, которые точно принимать нельзя, раньше казалось, играй любые четыре карты и поймаешь каре или фулл-хауз. Пока никто не умел играть, все делали, что хотели, и в итоге все было очень по-творчески. Был период, когда каждый игрок считал, что может придумать что-то новое и, действительно, многие придумывали. Я для себя нашел достаточно много интересных ходов, которые работали и приводили к выигрышу. Подсматривал, у меня подсматривали, все учились, анализировали.

– Анализу много времени уделяешь?

– В разные периоды – по разному. Отрицательные результаты игры очень сильно мотивируют. Я просматриваю раздачи и пытаюсь разобраться, почему именно здесь оппонент попытался блефовать, смотрю структуру флопа, предыдущие раздачи, как часто, например, были вскрыты его крупные блефы, или как часто он показывал сильные комбинации в похожих ситуациях. То есть пытаюсь понять, что у него происходит в голове, как он думает, почему именно сейчас поступил так, а не иначе.

Бывает это понимание приходит непосредственно в игре. Например, я делаю большую ставку и получаю рейз. Понимаю, что ответить не могу: у меня по ходу раздачи может быть средней силы комбинация, а у него может быть и очень слабая, и очень сильная. В результате я ставлю себя  в ситуацию, когда мне приходиться гадать, а проверять карты соперника на дистанции не выгодно. Увидев, как использовали мою уязвимость, я точно также буду использовать этот прием против других игроков. Необходимо запоминать свои ошибки, извлекать уроки и использовать этот опыт в дальнейшем против других игроков. Найдя какую-то интересную стратегию, я пытаюсь применить ее против сильного игрока и, если он находит какую-то контрстратегию, я таким расширяю диапазон собственных возможностей, которые могу применить в дальнейшем к другому игроку. Я как будто играю в шахматы на двух досках, при том что мои соперники друг друга не видят. Я использую приемы одного против другого, и наоборот. Ну и при этом, естественно, добавляю в игру что-то свое. Думаю сейчас все стили игры, мне, пожалуй, известны.

– Видел, как ты играл с Исильдуром. Что можешь о нем сказать?

– По большому счету,  ничего. Играли на полных столах, на шесть человек, и очень недолго, поэтому сформулировать что-то сложно. Предлагал ему сыграть дуэль в омаху, но он ответил, что уже с кем-то договорился, сказал, мол, давай как-нибудь в другой раз. Так что пока настоящей игры у нас ним пока не было.

– Но интерес у тебя есть?

– Конечно. Думаю, если он начнет ошибаться, у меня появится хорошая возможность много выиграть. Если начнет проигрывать, то, наверное, упрется и будет продолжать давить. Если же я начну проигрывать серьезные деньги, то уйду. Ну, или, по крайней мере, постараюсь (улыбается).

– В России ты считаешься одним из сильнейших игроков. И, тем не менее, до сих пор не связан никакими договорами с крупнейшими покер-румами…

– Я понял о вопрос. Предложения были, но они меня по ряду причин не устроили. Слишком много обязательств, слишком много ограничений. Я не хочу никого обидеть, у меня хорошие отношения со многими профессиональными игроками, которые заключили контракты с тем или иным покер-румом. Поэтому говорю только про себя. Пока я не готов, меня моя сегодняшняя жизнь полностью устраивает. Будут предложения – от разговора не откажусь. Но пока, повторю еще раз, те условия, что мне предлагались по тем или иным причинам меня не устраивали.

Съемки, рекламные акции… Я в принципе готов связать себя контрактом, но он должен полностью компенсировать все те, скажем так, неудобства, которые принесет в мою жизнь.

– А как насчет покерных команд? Джипситим, Джокертим, АКтим…

– Я не состою ни в одной профессиональной команде по той простой причине, что мне не нужны бэкеры, я не вижу в этом смысла. Понятно, что команды объединяют общие интересы их участников. В первую очередь, конечно речь идет о поиске игроков спонсорами, и наоборот.

– PostflopAction – одинокий волк онлайн покера?

– Ну, да (смеется). Но мне это совсем не мешает поддерживать дружеские отношения со всеми игроками, чьи имена, что называется, на слуху. С ребятами из Джипситим мы вместе жили в одном доме, когда ездили в Лас-Вегас в прошлом году. Мы регулярно созваниваемся, узнаем как дела, встречаемся. С Ваней Демидовым, Ликой Герасимовой вместе проводим свободное время.

– Александр, спасибо, за интервью. Желаем тебе новых побед.

– Спасибо. В свою очередь хочу пожелать того же всем читателям журнала «Покер».

 

Текст: Алексей Сиверин

 

 

 

Комментировать

Ответ на комментарий "":

   Забыли пароль?

Лицо с обложки в предыдущих номерах журнала: