Максим Кац: Главное — это умение управлять деньгами

Максим Кац: Главное — это умение управлять деньгами
Предлагаем вашему вниманию интервью с Максимом Кацем — профессиональным игроком, сделавшим игру в клубный покер своим основным занятием.

— Расскажи немного о себе, где родился, учился?
— Я родился в Москве. Когда мне было 8 лет, с родителями уехал в Израиль. Учился в школе, потом в колледже. В 18 лет вместе с родителями вернулся в Россию.

— Что тебя привлекло в покере? Как ты узнал о нём?
— Когда мы вернулись в Россию, нужны были деньги, и мы стали заниматься разными семейными проектами. Какие-то проекты работают до сих пор, и я с удовольствием ими занимаюсь. И одним из проектов, который потенциально показался нам с папой привлекательным, был покер. Он скачал покерную игру на компьютер и начал играть. Я поначалу им даже не интересовался, потом тоже немного поиграл, и мне понравилось. Стал интересоваться игрой, читать статьи, книжки. Очень долго, примерно полгода, играл только на компьютере, потом сложилось так, что я попал в казино «Корона», на 15-долларовый турнир. Вы виграл там 400 долларов. Тогда мне показалось, что это много, и я стал играть часто. Вот это и было начало.

То есть, узнал, по сути дела, из интернета об этой игре?
— От папы и из Интернета.

А когда ты стал ощущать, что покер это серьезно?

— Спустя три месяца я уже регулярно играл в «Короне». Приходил на турнир, доставал деньги из бумажника, выигрывал, возвращал в бумажник. Что очень неправильно.

Почему неправильно?

— Потому что, если ты играешь даже полупрофессионально, игровые деньги должны быть отделены от жизни, ты не можешь на покерные деньги жить, иначе это путь к краху. Ну, соответственно, у меня впоследствии крах и случился.

— А с кем ты начал играть? Какие люди были, когда ты стал играть в казино?
— Трудно описать, обычные люди. Если сейчас прийти в «Корону» или в «Метелицу», увидишь там таких же людей. Ничего не изменилось.

То есть, не профессионалы?
— Нет, профессионалов в Москве даже на больших лимитах единицы, а уж на мелких то вообще нет. Когда я уже серьезно играл на лимитах 5-5 полбанка, 5-10 полбанка, кэш и 300-500 долларовые турниры, нас было человек восемь на всю Москву, более или менее подготовленных. Хотя бы книжки читали.

— Помогла ли тебе спецлитература?
— Да, Харрисон очень помог. Особенно в игре на турнирах. Надо только все три книги прочитать.

— А сейчас на каких лимитах играешь, на кэш или в турнирах?
— Я кэш вообще никогда не любил, он мне не нравился, потому что его надо играть ночью. И я его играл только затем, чтобы убить дисперсию в турнирах.

— Что такое дисперсия в турнире?
— Когда играешь большие турниры, на сто, двести человек, я уже не говорю про тысячу или десять тысяч человек, можно играть очень хорошо, но «переедут» и ты вылетишь. Так может случиться десять, двадцать раз. А если ты играешь после этого кэш, то твои деньги сохраняются в нормальном состоянии. Соответственно, я тогда играл кэш. Сейчас мой банкролл довольно крепкий. Я занимаюсь тем, что играю турниры от 500 до 2500 долларов, а кэш вообще не играю.

— Для тебя покер — профессия, ты не собираешься идти работать?
— Покер — не та профессия, которой бы я хотел заниматься всю жизнь. Это очень трудно и зачастую надо играть ночью. Играть надо все время. Если тебе играть не хочется, то деньги не появляются. А мне больше всего нравятся пассивные доходы, то есть когда ты что-нибудь сделал, и они получаются впоследствии.

— То есть, какой-нибудь бизнес?
— Да. А играя в покер, я добиваюсь достижения двух целей: во-первых, при любых жизненных обстоятельствах иметь возможность заработать некоторое количество денег для жизни. А во-вторых, заработать денег, чтобы начать что-то другое. Не могу сказать, что очень люблю игру. Нельзя сказать, что я даже получаю от этого удовольствие. Покер — очень трудная штука, если им заниматься так, как я делаю это сейчас. Турниры с лимитом в тысячу в Интернете идут в пять часов утра. Надо вставать к 12 ночи. Я встаю в 11 вечера, в 00.30 — первый турнир, в 5 утра — второй. Это очень трудно, когда постоянно ведешь ночной образ жизни.


— Ты больше играешь в казино или в интернете?
— Я больше люблю играть в казино, но с тех пор как я перешел на лимиты в тысячу долларов, в Москве трудно в казино найти такие лимиты. Есть турниры с лимитами в 15 долларов, 50 долларов, 100 долларов, за 300 иногда бывают, а следующий уже за пять тысяч долларов. Тысячи нет. Приходится играть в Интернете.

— Какие качества необходимы человеку, чтобы хорошо играть в покер?
— Технические навыки — это где-то 30 процентов от составляющих успеха. Остальные 70 процентов — это умение управлять деньгами.

— Очень важно управлять деньгами?
— Управлять деньгами и управлять собственным состоянием — очень важно.

Ты тратишь деньги, которые выигрываешь?
— Конечно, я на них живу. Но нужно сказать, что моя жизнь с появлением этих сумм, практически не изменилась. Я как снимал квартиру и ел в «Макдоналдсе», так и продолжаю жить.

— То есть, по сути дела, у тебя много лишних денег?
— Да, но эти деньги — мой банкролл, я его никогда не трогаю. Долго уже борюсь с собой насчет покупки машины.

— А важен ли для игры в турнире настрой на игру?
— Да, конечно.

— Как ты настраиваешься?
— Я не могу сказать, что я как-то настраиваюсь особенно, но вот настрой на турнир и настроение, в котором ты находишься, — это чрезвычайно важно. Особенно если играешь какой нибудь сложный стиль, например, «луза гриф». Если ты даже немного расстроен, ты проиграешь в любом случае. Очень важно быть сытым, выспавшимся и все такое. А как подойти к нему в хорошем настрое, не имею представления…

— Ты вообще азартный человек?
Нет, если ты профессионально играешь, это категорически противопоказано. Я, например, никогда в жизни не играл ни в одну игру в казино, кроме покера, ни разу. И не собираюсь.

— Ты видишь азартных людей в казино?
— Вижу довольно часто.

— Они в основном проигрывают?
— Да, конечно. Мало того, большинство игроков в покер, считающихся профессиональными, проигрывают, потому что они не умеют управлять деньгами и не умеют управлять своим состоянием. Сначала выигрывают, выигрывают, а потом сядут, куда не надо, и все. Потом опять поднимаются, поднимаются — и снова бах, вниз. Это трудно.

— Ты считаешь, ты умеешь управлять деньгами?
— Да. Хорошо управлять деньгами — это, например, имея банкролл в 50 тысяч, не садиться играть в турнире с лимитом в 5 тысяч.

— Примерно какую часть банкролла можно за один раз потратить?
— Существует такой традиционный подход, что нужно иметь сто бай-инов, чтобы играть постоянно определенный турнир. Допустим, есть утебя десять тысяч долларов, соответственно, можно играть турниры за сотню постоянно, то есть каждый день. Да, ты можешь раз в месяц выступить в турнире за 300. Но ты не можешь постоянно начать играть за 300. Я вообще предпочитаю еще более консервативный банкролл менеджмент и поддерживаю 150 бай-инов.

— Вообще, как сочетаются умение и удача?
— Думаю, 70 процентов удачи, 30 процентов умения. Но это на короткой дистанции. А на длинной дистанции — 100 процентов умения, ноль процентов удачи.

— А можешь вспомнить какие-то самые приятные моменты, связанные с покером?
— Во Франции был очень важный для меня момент.

— Расскажи подробнее.
— Перед поездкой во Францию у меня была хорошая полоса в Москве из девяти турниров, семь из которых я выиграл. Баи на 50 и 100 долларов, причем на приличное количество людей.

— Сколько именно человек?
— От двадцати до пятидесяти. Потом я сыграл в турнире с банкроллом за 300 долларов и выиграл его. На следующий день сыграл еще раз на 300 долларов и тоже выиграл. Потом поехал, отдохнул в Турции, приехал и попал на «Корона рашен оупен». Я там играл первый турнир за 500 долларов и занял второе место. Проиграл Валерию Иликяну. У меня было 85 процентов, у него 15, но я проиграл. Потом через два дня в турнире за тысячу занял четвертое место. Потом я играл в кэш, после чего у меня появился нормальный банкролл, чтобы можно было ездить и играть в турнирах за 500 и за тысячу. Затем был еще выигрыш на турнире в «Метелице» за 100 долларов в прибайне, что случилось совершенно случайно. Прибайн-турниры — это не моя специализация, но тем не менее выиграл.

— Ты не любишь прибайн?
— Сейчас они мне начинают постепенно нравиться, но я на них никогда не специализировался, особенно в тот период. После этого поехал во Францию. Там была серия крупных турниров. И что-то там со мной произошло, я начал проигрывать все подряд. За первые десять дней я проиграл 15 тысяч евро, что было примерно второй частью моего тогдашнего банкролла. Причем особенно неприятно было, что я и кэш проигрывал, и турниры проигрывал, и все никак не срасталось. Я взял выходной, походил по паркам, посидел, на бумажке накидал, почему я проигрываю, что случилось. Изменил свой стиль как следует. Сыграл в турнире за 500 долларов, занял там третье место и выиграл девять тысяч евро. И это было таким переломным моментом, когда я понял, что я могу обыграть любое поле, на которое как следует соберусь.

— В покер может научиться играть любой человек, или все-таки нужны определенные мозги?
— Я думаю, обладать умением играть за столом может каждый, потому что это просто. Это простая игра, не требующая никаких особенно сложных навыков. Да, надо поучиться пару месяцев, но не более того. А вот чтобы быть профессионалом и покером на жизнь зарабатывать, нужен талант и долгий период тренировок. Выиграв четыре тысячи долларов, не потратить из них две с половиной на какой-нибудь отдых или развлечения, а продолжить играть и сделать из них пятьдесят тысяч, и тогда уже две с половиной потратить.

— У тебя есть ученики. Как тебе пришла в голову эта идея?
— Идея заниматься с учениками пришла, когда я стал играть в Интернете. Я увидел много ребят, которые играют хорошо и в состоянии играть лучше, но не имеют денег. А у меняденьги к тому моменту были, и я подумал, что очень было бы неплохо подучить их играть, и давая им деньги, играть с ними в доле.

— Они тебе не платят наличными?
Нет, ни в коем случае. Я никогда не обучаю за деньги. Я взял десять человек, из них осталось трое. Мы сняли квартиру, они там живут и ничем кроме покера не занимаются. Мы сразу условились, что обучение займет несколько месяцев. Начали играть в небольших турнирах, затем уровень турниров повысился.

— На твои деньги?
Не только. Но в доле.

— Ты не боялся, что они проиграют, что ты просто потеряешь свои деньги?
Нет, это естественная часть процесса.

— Сколько примерно процентов они тебе отдают?
У них нет достаточных денег, чтобы за тысячу долларов играть. Они играют за двести. А я добавляю 800, и в этой же пропорции делим выигрыш.

— То есть, 80 процентов тебе, 20 процентов...
Примерно так. Если у них есть на 50, то они дают 50. До каких-то пределов, естественно, потому что вся цель этого дела — игра в доле.

— Максим, сколько ты выигрываешь в среднем?
Тысяч восемь, где-то так. Вот второе место недавно было — 45 тысяч. Недавно у одного из учеников было первое место, он 60 тысяч взял.

— Они играли в интернете?
Играли в Интернете и вживую.

— Ты не бойлся, допустим, он выиграет турнир и «пошлет» тебя?
Человека, почти всегда, можно увидеть и понять, собирается ли он сделать против тебя какую-то гадость.

— Не встречались на одном турнире?
Можно встретиться, но мы никогда не будем друг друга «мочить».

— Ты можешь дать какой-нибудь совет начинающим игрокам?
Основное — это управление банкроллом. Если у вас есть для начала игры 500 долларов, не бросайте все, что у вас есть, занимайтесь своей профессией. Аккуратно, медленно раскручивайте до тысячи, до двух. Когда раскрутили до двух, не вынимайте полторы, это не значит, что в следующий раз вы с 500 до двух раскрутитесь. Раскрутитесь дочетырех-пяти, уже можно постепенно отсоединяться от того, чем вы занимаетесь и попытаться играть профессионально, если у вас есть к этому способности. Самое главное — управление деньгами.

— А что ты думаешь о состоянии покера в России?
Я недавно в Вегасе был, это, конечно, небо и земля. Заходишь в маленький покерный клуб, там стоит 19 столов… Я бы сказал, что покерные клубы в России маленькие. Уровень дилеров очень низкий.

— Будет ли больше народу играть в покер?
Думаю, да. Я приезжал во Францию, и там стоит восемь столов маленького но-лимита и еще очередь на четыре стола вечером в обычный день. Не вижу причин, чтобы этого не было здесь. Особенно покер развиваться будет, когда будут постоянные трансляции по ТВ.

— Теперь расскажи, как ты в США съездил?
Я не собирался никуда ехать. Я играл какие-то определенные турниры в Интернете. Их заменили квалификационными турнирами. Ну, думаю, сыграю. И вдруг случайно выиграл. Я стал делать американскую визу, с ней у меня не должно было возникнуть проблем, но мне сказали, что для того, чтобы сделать американскую, нужно поставить английскую. Я сдал документы, но мне дали отказ. За два дня до того, как надо было идти в посольство США, я позвонил консулу Великобритании в Москве, я с ним раньше по другим своим делам встречался, объяснил ситуацию, и мне поставили все-таки английскую визу.

— Тебе повезло.
Поехал туда. Это интересное событие. На площади в два футбольных поля стоят сплошные столы. В прямой видимости сидит сам Харрингтон. Это все очень интересно. Но игры у меня не получилось.

— Как там люди играют?
Очень плохо.

— Почему?
Люди там играют очень слабые, это один из самых слабых турниров, во всяком случае, в начальной стадии. Из десяти человек за столом один более-менее с подозрением на нормального.

— Значит, против них очень сложно блефовать?
Да вообще не надо против них блефовать. Я сразу же решил, что я там буду играть исключительно на тузах, ну и подобных картах, потому что там ни на чем другом больше играть невозможно.

— А вообще ты в игре-то блефуешь?
Случается. Зависит от игры, от стола.

— Ты играешь не по картам, а по сопернику?
Карты на большом турнире не влияют на игру. Влияют, если есть определенная группа карт: тузы, короли, туз-король, все пары… А карты, начиная с туз-дамы и все остальные, на игру никак не влияют. Ты играешь по ситуации.

— То есть ты можешь сыграть, не посмотрев на флоп?
Нет, всегда надо смотреть, как другие игроки на него отреагировали.

— Ты в первый день вылетел?
Да, сразу. Мне пришли две дамы. А там агрессор сидел. Я понимаю, что он сейчас любыми двумя картами заколлирует любой мой большой рэйз. Соответственно, я поставил очень много, никогда столько не ставил, я поставил три тысячи. То есть рэйз триста, колл — триста, я поставил три тысячи. Это невозможное действие, я никогда не делал этого. Ну, первый рэйзер выкинул, а агрессивный коллер, как я ожидал, заколлировал. Пришел флоп два, два, четыре, совершенно безопасный для меня флоп. Я ожидал там пару ниже моей дамы или выше, но вряд ли выше. Он поставил ставку две тысячи. Я поставил шесть, он сделал колл, на терне пришла еще какая-то ерунда, я поставил еще, по-моему, пять, он еще сделал. Я точно не помню счет ставок. Я поставил опять много, он опять колл…

— Ты не испугался, почему он так?
Нет, не испугался. Он коллер. Я несколько раз видел, что он так играет на таких картах. И даже ожидал, что он играет на паре выше, чем флоп или вообще на двух парах, но это вряд ли. Скорее, я ожидал пару.

— И что дальше было?
У него два-четыре оказалось.

— Обидно вылететь?
Ну да, необычный вылет был.

— Почему так случилось, что ты проиграл все турниры, которые играл в Лас-Вегасе?
Мне там не везло откровенно.

— Другая атмосфера или волнение помешали?
Обычное невезение.

— В Америке вдруг проснулось у тебя невезение?
Ничего не проснулось. Это обычная, естественная штука, она бывает.

— А может покер принести славу игроку?
Думаю, в ближайшем будущем да, когда начнутся телевизионные трансляции. В Америке уже есть игроки легенды.

Комментарии читателей:

baz 24 Май в 16:51
Харрисон ему помог... а также Леннон с Маккартни. Может, Харрингтон? Хорошо у вас в России - 8 профи, остальные книжек не читают. Харрингтона с Харрисоном путают. Клондайк...
Ответить

Комментировать

Ответ на комментарий "":

   Забыли пароль?